Email: info@alugros.com
Время работы: ПН-ПТ 08:00 — 17:00

РФ, г.Смоленск, пер. Тульский, д.8, лит.А, пом. №8

8 800 302 18 53

Звонок по России бесплатный
Заказать звонок
ГлавнаяКРСИстория колхозов

История колхозов


Колхоз или коллективное хозяйство — это форма хозяйствования на селе, существовавшая в СССР, при которой средства производства (сельскохозяйственные земли, пашни, оборудование, скот в том числе и КРС, семена и так далее) находились в общественном управлении участников колхоза, а результаты совместного труда также распределялись общим решением участников. В СССР имели место и рыболовецкие колхозы.

Появление первых колхозов

Коллективные хозяйства в деревне в послереволюционной России стали возникать с 1918 г. Встречались три формы колхозов:

  • Сельскохозяйственная коммуна, в которой общественными становились все средства производства (постройки, мелкий инвентарь, скот, КРС) и землепользование. Потребление и бытовое обслуживание членов коммунны полностью базировались на общественном хозяйстве; распределение было уравнительное: не по труду, а по едокам. Члены комунны не имели своего личного подсобного хозяйства. Комунны организовывались главным образом на бывших помещичьих и монастырских землях.
  • Сельскохозяйственная артель, в которой общественности принадлежало землепользование, труд и основные средства производства — рабочий скот, техника, оборудование, продуктивный скот, хозяйственные постройки и так далее. В собственности советских крестьян оставались жилой дом и подсобное хозяйство (в том числе продуктивный скот), размеры которого ограничивались уставом артели. Доходы между членами колхоза распределялись по количеству и качеству труда (по трудодням).
  • Товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ), в котором обобществлялись землепользование и труд. Скот, машины, инвентарь, постройки оставались в частной собственности крестьян. Доходы распределялись не только по количеству труда, но и в зависимости от размеров паевых взносов и ценности средств производства, предоставленных товариществу каждым его членом.

По данным на июнь 1929, коммуны составляли 6,2 % всех колхозов в стране, ТОЗы 60,2 %, сельскохозяйственные артели 33,6 %. Большинство коммун и ТОЗов в начале 30-х гг. перешли на Устав сельскохозяйственной артели.

Период активной коллективизации страны

Начиная с весны 1929 на селе проводились мероприятия, направленные на увеличение числа коллективных хозяйств — в частности, комсомольские походы «за коллективизацию». В основном применением административных мер власти удалось добиться существенного роста коллективных хозяйств (преимущественно в форме ТОЗов).

В ноябре 1929 г. на пленуме ЦК ВКП приняли постановление «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства», в котором отметил, что в СССР начато широкомасштабное социалистическое переустройство деревни и строительство крупного социалистического земледелия. В постановлении также была указана необходимость перехода к сплошной коллективизации в отдельных регионах страны. На пленуме было принято решение направить в колхозы на постоянную работу 25 тысяч городских рабочих для «руководства созданными колхозами и совхозами» (впоследствии их число выросло почти втрое, составив свыше 73 тыс.).

Созданному 7 декабря 1929 года Народному Комиссариату Земледелия СССР (Наркомзему) под руководством Я. А. Яковлева было поручено «практически возглавить работу по социалистической реконструкции сельского хозяйства, руководя строительством совхозовколхозов и МТС (Машинно-тракторной станцией) и объединяя работу республиканских комиссариатов земледелия».

Особенно активные действия по проведению коллективизации пришлись на январь — начало марта 1930 года, после выхода постановления от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В постановлении была поставлена задача в основном завершить коллективизацию к концу пятилетки (1932), при этом в таких важных зерноводческих районах, как Средняя и Нижняя Волга, Северный Кавказ, — уже к осени 1930 или весной 1931 гг.

Непосредственно на местах коллективизация проходила, в соответствии с тем, как её видел местный чиновник — к примеру, в Сибири всех крестьян массово «организовывали в коммуны» с обобществлением всего имущества. Районы соревновались между собой в том, кто быстрее получит больший процент коллективизации и т. п. Начали широко применятся всевозможные репрессивные меры, которые Сталин позднее (в марте 1930) подверг критике в своей статье «Головокружение от успехов» и которые получили в дальнейшем название «левые загибы» (впоследствии большинство таких руководителей были осуждены как «троцкистские шпионы».) Рекомендации по проведению коллективизации, указанные как в самом тексте статьи, так и в секретных приложениях в большинстве своём не выполнялись, хотя некоторые — наоборот, «перевыполнялись» (в отношении «процента» кулаков и сроков проведения коллективизации).

Данные меры вызывали резкое сопротивление крестьянства. Согласно данным из различных источников, приводимым О. В. Хлевнюком, в январе 1930 г. было зарегистрировано 346 массовых выступлений советских крестьян, в которых приняли участие сыше 125 тыс. человек, уже в феврале — 736 выступлений (220 тыс. человек), за первые две недели марта — 595 выступлений (около 230 тыс.), не считая Украины, где волнениями было охвачено более 500 населённых пунктов. В марте 1930 г. в Белоруссии, Центрально-Черноземной области, в Нижнем и Среднем Поволжье, на Северном Кавказе, в Сибири, на Урале, в Ленинградской, Московской, Западной, Иваново-Вознесенской областях, в Крыму и Средней Азии было зарегистрировано 1642 массовых крестьянских выступления, в которых приняли участие не менее 800 тысяч человек. На Украине в это время волнениями было охвачено уже более тысячи населённых пунктов.

Снижение темпа коллективизации СССР

2 марта 1930 в советской печати опубликовано письмо Сталина «Головокружение от успехов», в котором вина за «перегибы» при проведении коллективизации была возложена на местных руководителей.

14 марта 1930 ЦК ВКП принял постановление «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». На места была направлена правительственная директива о смягчении курса в связи с угрозой «широкой волны повстанческих крестьянских выступлений» и уничтожения «половины низовых работников». После резкой статьи Сталина и привлечения отдельных руководителей к ответственности, темп коллективизации снизился, а искусственно созданные колхозы и коммуны начали разваливаться.

После XVI съезда ВКП 1930 года, произошёл возврат к установленным в конце 1929 года темпам сплошной коллективизации. Декабрьский (1930) объединённый пленум ЦК и ЦКК ВКП постановил в 1931 году завершить коллективизацию в основном (не менее 80 % хозяйств) на Северном Кавказе, Нижней и Средней Волге, в степных районах Украинской ССР. В других зерновых районах коллективные хозяйства должны были охватить 50 % хозяйств, в потребляющей полосе по зерновым хозяйствам — 20-25 %; в хлопковых и свекловичных районах, а также в среднем по СССР по всем отраслям сельского хозяйства — не менее 50 % хозяйств.

Коллективизация проводилась в основном принудительно-административными методами. Чрезмерно централизованное управление и в то же время преимущественно низкий квалификационный уровень управленцев на местах, уравниловка, гонка за «перевыполнением планов» негативно отразились на колхозной системе в целом. Несмотря на отличный урожай 1930 года, ряд колхозов к весне следующего года остался без посевного материала, в то время как осенью часть зерновых не была убрана до конца. Низкие нормы оплаты труда на «колхозных товарных фермах» (КТФ) на фоне общей неготовности колхозов к ведению крупного товарного животноводства (отсутствие необходимых помещений под фермы, запаса кормов, нормативных документов и квалифицированных кадров (ветеринары, животноводы и т. д.) привели к массовой гибели скота.

Попытка улучшить ситуацию принятием 30 июля 1931 г. постановления ЦК ВКП и СНК СССР «О развёртывании социалистического животноводства» на практике привела на местах к принудительному обобществлению коров и мелкого скота. Подобная практика была осуждена Постановлением ЦК ВКП от 26 марта 1932 г.

Поразившая страну сильнейшая засуха 1931 года и бесхозяйственность при сборе урожая привели к значительному снижению валового сбора зерновых (694,8 млн ц. в 1931 г. против 835,4 млн ц. в 1930 г.).

Несмотря на это, на местах плановые нормы сбора сельхозпродукции стремились выполнить и перевыполнить — то же касалось и плана по экспорту зерновых, несмотря на значительное падение цен на мировом рынке. Это, как и ряд других факторов, в итоге привело к сложной ситуации с продовольствием и голоду в деревнях и мелких городах на востоке страны зимой 1931—1932. Вымерзание озимых в 1932 году и тот факт, что к посевной кампании 1932 года значительное число колхозов подошло без посевного материала и рабочего скота (который пал или был не пригоден для работы ввиду плохого ухода и отсутствия кормов, которые были сданы в счёт плана по общим хлебозаготовкам), привели к значительному ухудшению перспектив на урожай 1932 года. По стране были снижены планы экспортых поставок (примерно в три раза), плановых заготовок зерна (на 22 %) и сдачи скота (в 2 раза), но общую ситуацию это уже не спасало — повторный неурожай (гибель озимых, недосев, частичная засуха, снижение урожайности, вызванное нарушением базовых агрономических принципов, большие потери при уборке и ряд других причин) привёл к сильнейшему голоду в СССР зимой 1932 — весной 1933 гг.

Сельскохозяйственная артель, как единственная форма колхоза в сельском хозяйстве; переход на устав колхоза

Большинство коммун и ТОЗов в начале 1930-х гг. перешли на Устав сельскохозяйственной артели. Артель стала основной, а затем и единственной формой колхозов в сельском хозяйстве. В дальнейшем название «сельскохозяйственная артель» потеряло своё значение, и в действующем законодательстве, партийных и правительственных документах применялось наименование «колхоз».

Примерный устав сель­скохозяйственной артели был принят в 1930 г., его новая редакция была принята в 1935 г. на Всесоюзном съезде колхозников-ударников. Земля закреплялась за артелью в бессрочное пользование, не подлежала ни купле-продаже, ни сдаче в аренду. Уставы определяли размеры приусадебной земли, находившейся в личном пользовании колхозного двора — от 1/4 до 1/2 га (в некоторых районах до 1 га). Определялось и количество скота, которое можно было содержать в личном хозяйстве колхозника. Для районов 1 группы Западно-Сибирского края, к примеру, нормы скота были таковы: 1 корова, до 2 голов молодняка, 1 свиноматка, до 10 овец и коз.

Членами артели могли стать все трудящиеся, достигшие 16-летнего возраста, кроме бывших кулаков и лишенцев (лишенных избирательных прав). Глава хозяйства — председатель — избирался общим голосованием. В помощь председателю избиралось правление колхоза.

Колхозы обязывались вести плановое хозяйство, расширять посевные площади, повышать урожайность и др. Для обслуживания колхозов техникой были созданы машинно-тракторные станции.

Распределение продукции осуществлялось в такой последовательности: продажа продукции государству по твёрдым, чрезвычайно низким закупочным ценам, возврат государству семенных и прочих ссуд, расчёт с МТС за работу механизаторов, потом засыпка семян и фуража для колхозного скота, создание страхового семенного и фуражного фонда. Всё остальное можно было поделить среди колхозников в соответствии с количеством выработанных ими трудодней (то есть дней выхода на работу в течение года). Один отработаный в колхозе день мог быть засчитан как два или как полдня при разной квалификации колхозников. Больше всего трудодней зарабатывали кузнецы, механизаторы, руководящий состав колхозной администрации. Меньше всего зарабатывали колхозники на вспомогательных работах.

Как правило, колхозам не хватало продукции для выполнения даже двух-трех первых задач. Колхозникам же приходилось рассчитывать только на своё подсобное хозяйство.

Для стимуляции колхозного труда в 1939 г. был установлен обязательный минимум трудодней (от 60 до 100 на каждого трудоспособного колхозника). Не вырабатывавшие его выбывали из колхоза и теряли все права, в том числе и право на приусадебный участок.

Государство постоянно следило за использованием колхозами выделенного им земельного фонда и соблюдением нормы скота. Устраивались периодические проверки размеров приусадебных участков и излишки земли изымались. Только в 1939 г. у крестьян было отрезано 2,5 миллиона га земли, после чего оказались ликвидированными все остатки хуторских хозяйств сселённых в колхозные посёлки.

С 1940 г. поставки продуктов животноводства стали осуществляться не по количеству голов скота (их становилось всё меньше), а по количеству земли, занятой колхозами. Вскоре этот порядок распространился и на всю остальную сельскохозяйственную продукцию. Так стимулировалось использование колхозами всех пахотных земель, закреплённых за ними.

Послевоенные колхозы, распад колхозов и преобразование в хозяйственные общества

После смерти Сталина политика государства по отношению к колхозам изменилась. Исключение из колхозов было запрещено, выплаты по трудодням были освобождены от налога, налог на приусадебные участки колхозников был уменьшен (он стал вдвое ниже, чем у рабочих и служащих).

Новый устав сельхозартели 1956 года разрешил колхозникам самим определять размеры приусадебного участка, количество скота, находящегося в личной собственности, минимум трудодней, а обязательные поставки и натуроплаты заменил закупом. Изменились и принципы оплаты труда в колхозах: вводилось ежемесячное авансирование и форма денежной оплаты по дифференцированным расценкам труда. В 1966 г. оплата по трудодням была заменена гарантированной оплатой труда.

До 1970 года колхозники не нуждались в паспортах и имели право жить без такого документа. В принятой в этом году «Инструкции о порядке прописки и выписки граждан исполкомами сельских и поселковых Советов депутатов трудящихся», утверждённой приказом МВД СССР, было указано, что «в виде исключения разрешается выдача паспортов жителям сельской местности, работающим на предприятиях и в учреждениях, а также гражданам, которым в связи с характером выполняемой работы необходимы документы, удостоверяющие личность». Этой оговоркой стала широко использоваться для выдачи паспортов колхозникам. Но лишь в 1974 году было принято новое «Положение о паспортной системе в СССР» согласно которому паспорта стали выдавать всем гражданам СССР с 16-летнего возраста, впервые включая и жителей села, колхозников. Полная паспортизация началась, однако, лишь 1 января 1976 года и закончилась 31 декабря 1981 года. За шесть лет в сельской местности было выдано 50 миллионов паспортов.

Большинство колхозов в 1990-е годы прекратили своё существование либо преобразовались в хозяйственные общества или производственные кооперативы.


Дополнительная информация о товарах и услугах для КРС

Оборудование для содержания телят
Оборудование для содержания телят

Стойловое оборудование
Стойловое оборудование

Вентиляция и микроклимат
Вентиляция и микроклимат

Оборудование для комфорта
Оборудование для комфорта

Резиновое покрытие
Резиновое покрытие

Удаление и переработка навоза
Удаление и переработка навоза


Заказать звонок
Контакты
РФ, г.Смоленск, пер. Тульский, д.8, лит.А, пом. №8
Мы перезвоним вам